Вспомнить имя половинчика.

Вчера написал рассказ на Эквадорский конкурс Русской фантастики. Рассказ отклонили, видимо из-за маленького объема. Ну да и хуй с ним. Тема была: НЕ ВСЕГДА ПОБЕЖДАЕТ ТОТ, КТО УСПЕВАЕТ ПЕРВЫМ

Наш небольшой отряд шел через болото. Лесные комары кусали нещадно всех кроме Элроя, эльфа-лучника.
– А еще говорят, что москиты Суландии – самые злобные насекомые, – ворчал себе под нос гном Шмолль.
– Посмотрю я на тебя, когда мы доберемся до суландских субтропиков, – ответил ему половинчик, странного имени которого не знал никто кроме меня, предводителя отряда, человека по имени Чак.

Оранжевое северное солнце сползало за горизонт и пора было подумать о ночлеге. Я обменялся взглядами с эльфом, он понял меня без слов и скрылся в чаще, чтобы отыскать мало-мальски сухое место. Гном скинул свою поклажу под ближайшую ель и уселся на нее шумно дыша. Половинчик стоял чуть в стороне, ожидая моих дальнейших указаний.

– Передохнем тут пару минут, пока Элрой не отыщет место для ночёвки. Что ни говори, а этот остроухий чувствует себя в лесу как дома, и ему, с его легкой поступью, никакая трясина не страшна.

– А русалки не утянут? – ухмыльнулся Шмолль, – я слышал от бабки, что в северных реках и болотах водятся существа – навроде женщин с рыбьим хвостом. Никак не возьму в толк, на что нужны женщины с хвостом вместо…

– Ваших женщин вообще никто не видел, – урезонил гнома половинчик. Шмолль покраснел и насупился, но спорить не стал. Проглотил.

Вечерело, сумерки уже витали между деревьев, а Элрой все не возвращался. Я стал слегка нервничать, но вида не подавал. Гном курил свою каменную трубку, половинчик что-то выстругивал из ветки, которую подобрал неподалёку.
Зачем мы ввязались в это непонятное приключение? Я сам толком не понимал. Полунамёки конунга мне не были понятны, что-то он темнил. Но приказ – есть приказ, а тем более подкрепленный звонкой монетой в количестве, более чем предостаточном.

Краем глаза я отметил какое-то движение со стороны противоположной той, в которую ушел эльф, и почти сразу мой взгляд сфокусировался на нем самом – встревоженном и растрепанном, с рассеченной щекой.

– Уходим, – Элрой ничего не объясняя побежал назад по тропинке. Надо отдать должное нашей команде, даже грузный гном снялся с места за какие-то мгновения и на удивление легко последовал за эльфом. Бежали мы около часа, не разбирая дороги. Молча и на удивление быстро. Эльф умел выбирать дорогу. Я смутно себе представлял, где мы находимся относительно места нашей предполагаемой ночевки и во всем полагался на остроухого.

– Здесь, – сказал эльф, и мы остановились на краю неприметного овражка, скрытого густым кустарником. Половинчик прорубил ход сквозь него своим огромным мачете. Как он его на весу-то удерживать умудряется?

– Гноллы. Я думаю, у нас появились соперники, – сказал Элрой и только после этого позволил себе перевести дух. Мы наломали веток и сложили их на дне оврага, чтобы не сидеть по уши в воде. О костре не могло быть и речи.

– Откуда они могли здесь взяться? Зачем напали на тебя? Почему ты решил, что это наши соперники? Голова моя почти кружилась множества от вопросов.

– Один из них выкрикнул имя конунга, когда они гнались за мной. Об остальном я могу только догадываться.

– Но конунг отправил нас на это задание!, – и я всерьез задумался. Задание было не сложным, но утомительным – нужно было доставить пакет из условленного места, небольшого замка на юго-востоке Суландии, в наш приполярный Дротсгард. Что будет в этом пакете я не знал, и какие дела имеет конунг с хозяином замка тоже. Одно я знал точно – никакие стычки в наши планы изначально не входили.

– Хорошо, допустим конунг нанял еще одну команду, чтобы выполнить это задание, но какой смысл?! Только наши услуги обойдутся ему в солидную сумму, а если платить еще и… А может быть кто-то не хочет, чтобы мы этот пакет доставили? Дела. Я решил не забивать себе голову на ночь вопросами, прислонился спиной к заплечному мешку и провалился в тревожный сон.

Уже седьмой день мы в пути. Рыжая тудра сменилась Седыми болотами, где на нас напали гноллы. Пыльную степь мы преодолели за пол дня и позволили себе отдохнуть и выспаться. На тропе в пустыне красных песков мы видели останки нескольких стоянок – гноллов или орков я определить не смог. Тогда мои мысли и возвратились к той странной стычке на болоте, я гнал их прочь, а они позвращались снова и снова. Что в этом пакете? Зачем конунгу посылать вольный отряд профессиональных бойцов-следопытов за тридевядь земель за одним пакетом? Видимо, внутри было что-то очень важное? Все это в моей голове не уладывалось в какую-то стройную логическую систему, и я снова и снова гнал эти мысли прочь.

Компанию старых знакомцев мы повстречали снова на перешейке Мел, который соединял наши земли с Суландией. Элрой приметил их еще издали. Гноллы остановились на привал в самом узком месте ущелья, через которое нам надо было пройти. Мы спрятались в ближайшей расселине, чтобы обсудить план дальнейших действий.

– Очевидно, что просто так нам пройти не дадут, – половинчик сощурился и глаза его недобро заблестели.

Гноллов было четверо, я в первый раз смог их разглядель через камень дальнозоркости, который Шмолль вытащил из своего заплечного мешка. Нельзя сказать, что двоюродные братья орков и четвероюродные троллей, выглядели как-то по-особому отвратительно. Хорошо сбитые крепкие тела, облаченные в кирасы из специально обработанной шкуры суландских варанов, вполне могли сойти за человеческие. Бритые головы с зеленоватой грубой кожей. Разве что с зубами им не повезло – клыки торчали почти вперед, ну да это любой знахарь исправит. Нас, видимо, ждали. Но не ожидали, что мы появимся так скоро. Действовать надо было незамедлительно.

И все-таки, надо отдать должное нашей команде, слаженности которой могут позавидовать любые следопыты. Практически бесшумно и незаметно мы смогли подобраться к гноллам на треть полета стрелы. Эльф щелкнул тетевой и сразу за ним половинчик отправил каменное ядро из своей пращи, с маленьким гноллом, опоясанным колчаном для дротиков, было все кончено. Самый рослый из их отряда, наверное предводитель, среагировал мгновенно, выхватил из-за спины свой ятаган вороной стали, и помчался навстречу мне. Тетева щелкнула еще раз, но этот великан, который становился все больше и больше, казалось, даже не заметил стрелы, торчавшей из его плеча. Я пытался уклониться, поднял свой меч, но удар огромной силы сбил меня с ног, я покатился вправо уже чувствуя, что не успел, как меня придавило тяжеленным телом. Успел Шмолль, который пропустил великана вперед себя и ударил его в спину секирой. Не очень-то благородно, зато действенно. Один из гноллов тихо стонал с перебитой камнем ногой – половинчик знал свое дело, а последний из наших незадачливых врагов, удирал во все пятки – ему хватило того, что половинчик достал свой мачете.

Джунгли Суландии мы преодолели без приключений, разве что все согласились, что суландские москиты – тьфу по сравнению с нашими северными комарами, наш поход близился к концу. Я старался не думать, какие еще опасности могут подстерегать нас на обратном пути. Мне казалось, что как только мы получим пакет, все станет простым и понятным.

Замок был сложен из белого камня, напоминающего мрамор, но очень твердого даже на вид. Никаких определенных указаний у нас не было – просто было необходимо забрать пакет у хозяина замка. Привратник впустил нас без лишних вопросов и попросил подождать в приемном зале. Прислуга принесла несколько кувшинов с вином, несколько головок сыра и поднос с нарезанным караваем. Это была скорее формальность – накормить гостя. Видно было – ни у кого не возникало сомнений, что мы тут надолго не задержимся, и даже, что готовить что-то более изысканное нет никакого смысла.

Вино, впрочем, было совсем не плохое, да и сыр тоже ничего. Откинувшись на спинку дивана, я почти задремал, когда из-за неприметной ширмы вышел пожилой подтянутый мужчина в белом плаще. Я понял, что это он, хозяин замка. И еще я почему-то понял, что пакет вовсе не важен. Что важен сам наш поход сюда через все эти чертовы земли, и важна эта стычка с этими чертовыми гноллами, и важно… И важно вспомнить как зовут половинчика!

– Прошу вас, хозяин замка протянул руку в мою сторону, приглашая подойти. Элрой и Шмолль тоже, было, поднялись, но хозяин жестом приказал им сидеть.

Он держал пакет в руке и я прочитал в его глазах, что он хочет побыстрее от него избавиться. Всучить мне и отправить восвояси.

– Итак, мой друг, вот документ, который нужно доставить конунгу. Более того, я значительно облегчу вам задачу. Я почти не слушал его, я уже знал, что в пакете пусто, я силился вспомнить имя половинчика!

– В соседней комнате находится волшебная дверь. Так называемый телепорт. Точно такая же дверь ведет…
Вспомнить имя половинчика!

– … и сделав всего шаг вы окажетесь в Дротсгарде.

Вспомнить имя половинчика!

Половинчик как-то странно смотрел на меня и я…

Вспомнить имя половинчика!!!

ПОДДАВКИ!

… шагнул в дверь.

– Твой склероз прогрессирует, Дротс, поздравь меня с победой.
– Но я успел первый, Чеккерз, я выиграл партию!
– Мы играли в поддавки.

Старый маг хлопнул себя по льбу, сквозь зубы выругался, и стал расставлять магические шашки для следующей партии.

Кома один.

КОМА (ОТ ГРЕЧ . KOMA – ГЛУБОКИЙ СОН): Угрожающее жизни состояние, характеризующееся полной утратой сознания, нарушением кровообращения, дыхания,
обмена веществ, отсутствием рефлексов. Наблюдается при инсульте, сахарном диабете, гепатитах, уремии, эпилепсии, отравлениях (в т. ч. алкоголем) и т. д.
Глубокая кома относится к терминальным состояниям.

Большой Энциклопедический Словарь.

При других обстоятельствах ситуация могла бы быть почти комичной. За последние пару месяцев я прочел едва ли не десяток книг, герои которых, или их близкие, находились в состоянии комы. Из этих же книг я узнал, что состояние комы может иметь номер. Кома один – это когда человек не приходит в сознание, но его тело может слабо реагировать на внешние раздражители. Спит, но никак не может проснуться.
Кап. Кап. Кап.

Я проснулся не от будильника, а от того, что мама трясла меня за плечо. Сморщил нос – в воздухе витал слабый запах испражнений.
Бабушка вчера еще смогла поесть – проглотила несколько ложек постной каши. Уже неделю она никого не узнавала, взгляд ее был бессысленный и потухший, но она жила.
Я не помню, где мог прочитать о том, что домашние животные перед смертью часто уходят от хозяев – умирать. Забиваются в самые дальние и темные углы комнат, из последних сил просачиваются сквозь приоткрытые входные двери и уходят в подвал. Прячутся за помойными баками и под сломанными скамейками. Чтобы умереть в иллюзорной защищенности и в одиночестве.
Бабушка лежала под кроваться, лицом в пол, но дышала. Я перевернул ее на спину, перенес костлявое тело на кровать, мама убрала загаженный пол.

К вечеру бабушка так и не пришла в себя, приехавшая скорая констатировала: кома один. Один я поехал с бабушкой в больницу, по дороге стараясь не смотреть на запавший беззубый рот, сконцентрировав свой взгляд на каплях, сочившихся из капельницы.
Кап. Кап. Кап.

Я глажу ее седые волосы, пытаясь понять, чувствует ли она что-нибудь, слышит ли? Кап. Кап. Кап. Ни один из врачей не смог поставить точного диагноза и у меня спросили согласие на пункцию спинного мозга, заставили подписать какие-то бумаги.
Кап. Кап. Кап.

Кома один – это не так и страшно, человек все-таки может что-то чувствовать и может быть даже, где-то в глубине своего сознания, себя осознает. Человек – это очень живучая штука, его дряхлое сердце даже в состоянии комы может перегонять кровь, чтобы доставить ее, обогащенную кислородом, в головной мозг.
Кап. Кап. Кап.
А я все слежу за уровнем глюкозы в капельнице и жду, когда нужно будет сменить банку.
Кап. Кап. Кап.

Глаза бабушки чуть приоткрыты, черный провал рта приоткрывается, чтобы впустить в дырявые легкие воздух, и почти сразу вздымаются щеки, чтобы выпустить углекислый газ.
Кап. Кап. Кап.

Я подсознательно жду, что каждый вдох будет последним, я это уже видел однажды, я не могу смотреть на это и не могу не смотреть. Я пытаюсь вычленить звуки тяжелого дыхания каким-нибудь другим звуком.
Кап. Кап. Кап.

Кома один – это не так и страшно, если ждать анализов надо несколько часов, если организм практически здоров и ни один врач не может поставить точный диагноз. Кома один – это не так и страшно, если жизнь прожита давным давно и организм просто устал. Устал жить и не может умереть.
Кап. Кап. Кап.

И если мое, еще не до конца убитое алкоголем и никотином тельце, вдруг каким-то чудесным образом доживет до восьмидесяти трех, не заставляйте его слушать это
Кап. Кап. Кап.

Спросите меня при случае, я расскажу, как правильно перекрыть капельницу.


..
.

Кап…

Яблочное настроение

Купи i-Pod и докажи, что ты не лох!

Disclaimer: У меня есть приятель, фанат продукции Apple. Вполне вменяемый парень в реальной жизни. Но в аське наше общение сводится к тому, что он пару раз в день кидает мне ссылки на новости про Apple, сравнительные анализы Mac’ов и PC, яблочный юмор. Обычно я их просто игнорирую.
Когда Apple заявила, что сердцем их новой линейки компьютеров будет процессор от Intel, у яблочников остался последний аргумент: зато собран не на коленке. Сегодня он опять постучался ко мне в аську:

13-Oct-05 3:58 pm iByte G5: Apple вчера заявила, что компания продала миллион плееров iPod nano всего за 17 дней сентября!
13-Oct-05 3:58 pm bishop: втюхали говно лохам гыгыгы
13-Oct-05 3:58 pm bishop: копи ипод и докажи, что ты не лох!

Знаете, какое основное отличие любой из мировых религий от всевозможных сект? Ни один вменяемый христианин, иудей или мусульманин, не станет навязывать своей веры другому. Как ни один пользователь PC ничего не станет доказывать яблочнику или амижнику.

Вот за что я яблочников и амижников и не люблю.