Про национальный вопрос

28.06.2006 – 4:27 пп

Когда началась миграция из средней Азии и с Кавказа, я уже вырос. Но вот младший брат рассказал такую историю.

Во двор приехала жить какая-то то ли азербайджанская, то ли кавказская семья. Два старших брата (лет по 15-17) и один младший, лет 10. Ну, вот младший вроде как во дворе новенький, все понимают, что с ним тут теперь надо жить, знакомятся, зовут играть в футбол, он играет. Ну и происходит какой-то детский конфликт, кто-то на кого-то залупается, драка небольшая, мальчик уходит.

Возвращается с двумя братьями. Братья строят салабонов, орут, что всех тут научат как правильно жить и вообще типично так выёбываются. Салабоны в ахуе, передают всё своим старшим братьям. Те тоже прихуели: никогда такого раньше тут не водилось, старший впрягался только если реально какая-то несправедливость случалась (я, например, однажды пообещал ноги в жопу плашмя засунуть одному мальчику который был старше Макса года на 3 и решил что ему можно больше чем остальным), ну а так все сами разбирались.

Вечером все парни — коренные жители двора — в той же возрастной категории что и братья — несколько русских, два-три татарина, еврей, мариец и коми-пермяк — подходят к этим двоим у их подъезда:

— Выёбываться будете у себя дома. Поняли?
Те прихуели — не ожидали такого расклада.
— Не поняли? Объяснить?
— Нет, ребята. Спасибо. Мы всё поняли. Не надо нам больше ничего объяснять.

После этого ни один из троих не выёбывался и поэтому нормально вошёл в дворовую компанию, все вместе они потом играли в футбол, курили на скамейке у подъезда и ходили в общагу к бабам из музпедучилища на равных.

[Источник]

У меня конфликт на национальной почве происходил всего один раз в жизни. Возвращались как то мы с Лимбахом домой на метро. Оба уставшие и слегка пьяные входим в вагон и направляемся к пустому месту в его конце. Нас со спины едва ли не отталкивают с дороги два хача с бабой и плюхаются на сиденье. Я охреневаю от такой наглости и говорю им что-то вроде: «А вы, ребята, не охуели?» На что хачи отвечают: «что, хочешь, чтобы мы встали? Но ты тогда ляжешь.» «Попробуйте,»: говорю. Видимо, народ ждал этого момента и началась свалка. Какой-то офицер подскочил очень быстро, я даже не успел ничего сообразить. Какие-то люди летали по вагону, а женщины вопили: так им черножопым и надо. Хачовская девица, впрочем с виду вполне русская, что-то выговаривала нам и смотрела с ненавистью. Мы попытались дерущихся растащить, драка вроде поутихла. Народ выражал праведный гнев, хачи вяло оттявкивались, что они дагестанцы вроде и сами в чечне служили. Мы с Лехой решили судьбу не искушать и на следующей станции перешли в другой вагон.

Будь на их месте обычная российская шпана, я бы поступил точно так же, т.е. охуел бы именно от хамства, а не от того, что это были наши соседи с юга. А так получился конфликт на национальной почве. Public emeny number one, бля.


Прокомментировать